Интервью, Мнения и комментарии, Политика        28 января 2021        233         0

Интервью председателя клуба Сергей Дохоляна изданию РИА Дербент: «Сегодня у Дагестана есть только «стратегия выживания»

Что можно сказать о первых итогах работы Сергея Меликова у руля Дагестана?

Хотелось бы обратить внимание и на тот факт, что Сергей Меликов – четвертый руководитель Дагестана за последние десять лет и то, что сложилась уже традиция (хорошая или плохая) у руководителей региона покидать свой пост досрочно (так было с тремя его предшественниками). Все это отрицательно сказывалось на экономическом развитии республики, поскольку на лицо политическая и, соответственно, экономическая нестабильность.

Первое, что можно отметить, это отсутствие кардинальных изменений в Дагестане при Сергее Меликове. Сергею Меликову приходится начинать свою работу в очень сложных, мягко говоря, «кризисных» условиях: продолжающая пандемия, возросшая многократно безработица, колоссальный удар, нанесенный по строительной отрасли его предшественником, множество десятилетиями накопившихся текущих проблем. Достаточно вспомнить те же, проблемы, связанные с канализацией, освещением, водоснабжением, многочисленные отравления жителей водой, мусорный коллапс и т.д.

Предшествующая ему команда (Васильева-Здунова) не только не решила ни одной существенной проблемы в регионе, но и породила ряд новых, и все это на фоне оптимистических речей о собственных успехах. В свою очередь, эти обстоятельства создали крайне искаженную картину о социально-экономическом положении в Дагестане.

Противостоять Сергею Алимовичу будет мощная кланово-националистическая криминальная система (КНКС) Дагестана, сформировавшая организованную клановую структуру экономики, которая значительно окрепла за последние десятилетия за счёт использования «вливаемых» в регион бюджетных средств и расхищения всего, что только было можно в республике.

Чувствуются ли уже какие-то перемены в подходах властей субъекта в сравнении с периодом Владимира Васильева?

Можно отметить в первую очередь спад количества популистских речей и больше деловой риторики (однако, информационное сопровождение главы республики оставляет желать лучшего).

Отъезд московско-татарстанской группы «высокоэффективных» управленцев (объективности ради, следует отметить, что «отправка» группы наверняка была согласована с Москвой и по ее разрешению).

Освобождение от своих должностей ряда руководителей министерств (как сейчас стали говорить «токсичных») можно рассматривать и как успех, а можно и как результат внутриклановой борьбы, которая, как правило, обостряется с приходом нового руководителя в регион.

Сергей Меликов активно встречается с общественниками, журналистами, но только время покажет, являлись ли эти встречи дежурными, «для галочки» или в этом была какая-то реальная потребность, и это дало какой-то свой положительный результат.

Как Вы оцениваете обновленное правительство Дагестана во главе с Абдулпатахом Амирхановым?

Процесс формирования нового состава правительства только начался, но первые назначения уже вызывают удивление.

Конечно, можно согласиться с тем, что была произведена большая ротация членов Правительства Дагестана, администрации главы и правительства РД, и этот процесс продолжается. Однако складывается впечатление, что задача стоит не в том, чтобы сформировать обновленное профессиональное правительство, а, опять-таки, «ублажить» местные кланы, никого при этом «не обидев». Смена засидевшихся чиновников, конечно, нужна, но кто идет на смену? Имеет ли место процесс «очищения» и «обновления»? Однозначного ответа на данный момент нет.

С одной стороны, приставка «врио» стимулирует чиновников активно проявлять себя «сегодня и сейчас», а с другой не мотивирует к долгосрочной перспективе.

Очень спорным является тезис Сергея Меликова о том, что чиновники должны быть «взаимозаменяемы». Есть экономические понятия «разделение труда» и «специализация». Каждый должен заниматься своим делом. Как сказал бессмертный баснописец Иван Андреевич Крылов в своей басне «Щука и Кот»:

«Беда, коль пироги начнет печи сапожник,

А сапоги тачать пирожник,

И дело не пойдет на лад.

Да и примечено стократ,

Что кто за ремесло чужое браться любит,

Тот завсегда других упрямей и вздорней:

Он лучше дело всё погубит,

И рад скорей

Посмешищем стать света,

Чем у честных и знающих людей

Спросить иль выслушать разумного совета

Поневоле вспоминаешь пресловутое национальное квотирование, которое по своей сути сводится к тому, чтобы дать «справедливый» доступ к региональным ресурсам всем представителям местных кланов (естественно в целях «личных» интересов). Иначе, о чем идет речь? Как только вы встраиваете в эту систему «национального квотирования» фактор реальной жесткой ответственности, то проблема отпадает сама по себе.

С другой стороны, происходит «плавное» перемещение чиновников с одних мест на другие без понимания того, за какие заслуги. Общим трендом требований к чиновникам сегодня является наличие двух качеств – «лояльности» и «исполнительности», в то время как во власти сегодня нужны «свежие» люди из бизнеса, практики и т.д.

В армии есть такой термин – «делать военного человека», когда меняют его мышление, поведение и т.д. Человека, закончившего гражданский вуз и попавшего на военную службу нередко называли «вешалкой». Сегодня у чиновников также существует термин – «делать из человека чиновника»!

И, конечно, нужны «варяги». Здесь важно внести некоторые уточнения.

Во-первых, те «варяги», которые приехали в Дагестан за последние годы, не являются представителя какой-либо одной команды. Они внедрялись «точечно», не всегда имея необходимую поддержку для преодоления оказываемого им сопротивления и саботажа со стороны местных кадров. Они приехали из разных городов, работают по-разному, и в своей оценке также различаются. И не так все плохо было в их работе, даже у представителей татарстанского лобби. Однако отдельно в этом ряду «варягов» занимает свое место команда Васильева-Здунова. Их ошибочно называют «варяги», хотя если внимательно присмотреться, то экономисты вам скажут, что по характеру своей деятельности они больше были похожи на «рейдеров», пришедших «осваивать» новую территорию.

Во-вторых. Можно вспомнить значительный вклад тех людей, которые в прошлом веке приехали в Дагестан (в добровольно-принудительном порядке) – врачей, учителей, инженеров, а также тех, кого сегодня называют «управленцами» – поднимать (правильнее, наверно, сказать формировать) экономику, обеспечивать функционирование медицинской системы, системы образования, формировать социальную и общественную среду. К слову говоря, их имена преданы забвению, и вы сегодня не найдете в Махачкале ни одной улицы, названной в честь этих людей, бросивших свои дома и поехавших в далекий Дагестан.

Необходимо обеспечить мотивацию привлеченных высококвалифицированных специалистов для их приезда и работы в республике. Увы, но за идею сегодня привлечь вряд ли кого-то удастся, во всяком случае, на долгосрочной основе. Поэтому, нужны и высокие зарплаты, и возможность карьерного роста. А вот кто не нужен, так это очередные «карьеристы» и «коррупционеры». Тут и своих «национальных» кадров вполне хватает!

В-третьих, значительный резерв – это дагестанцы из разных регионов страны, готовые поработать на родине. Им гораздо проще, приехав домой, адаптироваться к местным условиям. Известно немало случаев, когда вернувшиеся на родину в Дагестан дагестанцы не смогли «встроиться» в местные коррупционные системы, и вынуждены были возвращаться назад в Россию. Вспоминается вопрос одного из этих людей: «как вы тут живете?». Ответить на этот вопрос «счастливо», как-то язык не повернулся.

Однако серьезным препятствием для новой команды является мощный «чиновничий» аппарат, не желающий «обновляться» и «очищаться», который «перемолол» уже не одного руководителя республики, который в любой момент может начать саботировать работу любого неудобного начальника, и более того любой Глава республики может оказаться в «заложниках» у своего аппарата.

На какие проблемные сферы Меликову в первую очередь следует сделать акцент?

Увы, но Сергею Алимовичу не придется выбирать, что делать. Уверен в том, что ему еще долго придется решать насущные проблемы Дагестан.

Время для принятия стратегических решений и стратегических документов упущено. Поздно реанимировать «Стратегию – 2025», и тем более и речи не может быть о том документе, который называют «Стратегия – 2035», тем более у этого проекта мало общего с пониманием того, что такое «стратегия». Если речь идёт о документе под названием «Стратегия-2035», которым чиновники должны отчитаться перед Федеральным центром, то его можно и не читать, и не вникать в его суть. К слову говоря, как быть с тем фактом, что на его разработку потратили 17 млн рублей из дагестанского высокодотационного бюджета (результаты проверки Счетной палаты РД).

Сегодня у Дагестана есть только одна стратегия – «стратегия выживания»!

В настоящее время, с одной стороны, горизонт планирования ограничен сроком национальных проектов – до 2024 года. С другой стороны, пандемия COVID-19 внесла существенные корректировки: и мировая, и российская экономика уже не будут прежними. Произошло изменение структуры экономики, и ее последствия по-прежнему находятся в зоне неопределенности. Состояние российской экономики на сегодня трудно оценить, поскольку нас хотят уверить, что у России произошли минимальные потери.

Эксперты же Общероссийского гражданского форума отмечают, что «бедных стало больше, зависимость регионов от Москвы увеличилась. И скорого восстановления экономики не ожидается». Глава Счетной палаты Алексей Кудрин считает, что количество бедных к концу года вырастет на 1 млн – до 20,5 млн человек. Экономико-географ Наталья Зубаревич подчеркивает, что экономический упадок ухудшил положение регионов. «Колоссально сжался сектор малого и среднего предпринимательства. Там было 12 млн занятых, а стало 11 млн. И это порождает еще большую зависимость региональных бюджетов от федерального». В целом эксперты сошлись в том, что после пандемии быстрого восстановительного роста экономики в России не ожидается. И это все не может не отразиться и на социально-экономическом развитии Республики Дагестан.

В то же время есть проблемы, которые необходимо решать независимо от сложившейся экономической обстановки. Прежде всего важно вернуть Дагестан в «правое поле» России. Согласен, что оно далеко от идеала, но сейчас в Дагестане настоящая «турбулентность» во всем, что связано с юридической стороной управления.

Другая проблема – это отсутствие достоверной информации. С ней сталкивались все руководители региона, но предпочитали не замечать проблему. В армии одним из ключевых подразделений является разведка, задача которой обеспечивать командование качественной, достоверной и своевременной информацией. Без данной информации нельзя идти в атаку или эффективно держать оборону. Данная тема поднимается каждый раз с приходом нового руководителя. Нельзя эффективно управлять, если у вас отсутствует информация или она недостоверна. Поэтому Сергею Меликову придется фактически создавать собственную «гражданскую разведку», или он рискует все время выносить ошибочные решения. Казалось бы, мы говорим о банальных и элементарных вещах, но практика показывает, что такая важная проблема на протяжении десятилетий остается не решенной!

Вы достаточно критично оценили итоги трехлетки Васильева. Чего Вы ожидаете от новой руководящей команды?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо понять, что из себя представляет команда Меликова. На встрече с журналистами в Доме дружбы он заявил: «Я вообще не люблю слово «команда». Это не моё слово». Беспокоит тот факт, что Сергей Алимович старается избегать этого понятия. Так как без команды единомышленников ему не обойтись.

Сегодня экономика Дагестана стала заложницей политики. Более того, те политические процессы, которые происходят в республике, привели к стагнации дагестанской экономики. Ожесточенная борьба дагестанских кланов и их покровителей из Москвы разрушительно действует на социально-экономическую ситуацию в республике. Вспомним слова бывшего Главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова, которые он сказал в интервью РБК: «В Дагестане знают, что в республике нет и не было ни одного вора и бандита, у которого нет куратора в Москве».

После провального 2020 года предстоит большой объем работы по наведению порядка в регионе.

Каждый раз с приходом в регион нового руководителя у народа появляются новые надежды. Хотелось, чтобы приход Сергея Алимовича оправдал эти ожидания и ему удалось вывести экономику Дагестана из глубокого кризиса на траекторию устойчивого развития.

Источник: РИА Дербент