Аналитика, Политика        27 июля 2022        94         0

Эксперт клуба Андрей Меламедов о перспективах Дагестана в условиях санкций

Восточный коридор

Три недели назад «НД» опубликовало материал о том, как новые российские реалии отразятся на развитии туристической отрасли в Дагестане, пообещав при этом, что вскоре мы продолжим разговор на эту тему, попытавшись понять, как будут развиваться другие отрасли экономики республики в эпоху железного занавеса. Материалы эти мы потихоньку готовили к началу августа, но тут случился давно ожидаемый визит Валентины Матвиенко и оказалось, что это прекрасный информационный повод для продолжения разговора о перспективах нашей экономики.

Дело в том, что Матвиенко в ходе визита об этих перспективах не сказала ни слова (общие фразы не в счет). Больше того. Спикер верхней палаты даже не вспомнила о постановлении Совета Федерации, принятом по итогам Дней Дагестана, и предметно не поинтересовалась, как правительство РФ осуществляет поддержку республики согласно рекомендациям Совфеда.

Матвиенко — опытный политик и прекрасно понимает, что после 24 февраля в России все подобные документы практически обнулились. А право «на жизнь» (читай на финансирование) осталось только у проектов, так или иначе связанных с новыми запросами. Рассмотрим это более предметно на наших дагестанских реалиях.

Взять, к примеру, пункт из постановления Совфеда о необходимости восстановления и дальнейшего развития Аракумских и Нижне-Терских нерестово-выростных водоемов, который ну никак не укладывается в логику спецоперации. Выделение денег на этот проект сегодня представляется абсолютно нереальным. И, следовательно, пункт этот мы можем смело из наших планов вычеркнуть. Так же, как и пункт о переселении граждан, проживающих в оползневых зонах, в районы с благоприятными условиями проживания на территории Республики Дагестан. А поскольку таких позиций в указанном постановлении достаточно много, мы попросту оставим их за скобками и будем говорить лишь о направлениях, которые выдержали «проверку нового времени» и будут профинансированы обязательно.

Дороги, которые мы выбираем

Вскоре после начала спецоперации федеральные трассы, проходящие по территории Дагестана, для правительства РФ стали приоритетными. Никогда еще республика не получала таких серьезных денег и такого внимания на развитие своей дорожной сети. Помнится, нам еще до Олимпиады в Сочи обещали расширить трасу М-29. Логика очевидна — поскольку санкции практически полностью закрыли для России западное направление перевозок, возникла срочная необходимость в развитии логистики, ориентированной на восток. Поэтому вполне закономерным представляется недавний визит в республику зампреда правительства РФ Александра Новака, который обсудил с Сергеем Меликовым проблемы развития коридора «Север — Юг» и реконструкции трассы М-29 «Ростов — Баку». При этом вице-премьер четко обозначил, что кабмин хочет получить за выделяемые на реконструкцию трассы десятки миллиардов рублей. По его словам, стране необходимо увеличение грузопотока по этому транспортно-логистическому коридору более чем в три раза. А поскольку подобное увеличение невозможно без организации четырехполосного движения на всем дагестанском отрезке трассы М-29, хочется верить, что деньги на эту программу будут выделяться приоритетно.

Кроме того, анализ данной ситуации позволяет нам сделать еще один, надо сказать, достаточно пессимистичный вывод. Дорожное строительство даже при условии серьезного финансирования — дело не очень быстрое. Очевидно, что работы на главной дорожной артерии республики растянутся на годы (только объездные дороги вокруг Дербента и Хасавюрта планируется завершить к 2025 году). Отсюда следует, что нынешний железный занавес с нами надолго.

Кроме того, новые реалии помогут осуществить реконструкцию еще одной федеральной трассы, проходящей по территории республики. Имеется в виду автодорога Астрахань — Махачкала. Планируется прокладка участка объезда Махачкалы с выходом на федеральную трассу М-29 «Кавказ», которая после реконструкции имеет шансы стать единственной транскавказской артерией и важнейшей составляющей международного транспортного коридора «Север — Юг».

«Коридор» расширяется

Очевидно, что «Север — Юг» — это не только дороги. Увеличение грузооборота между прикаспийскими странами настоятельно требует значительного увеличения пропускной способности Махачкалинского морского торгового порта (ММТП). Как сообщило РИА «Дагестан», рассказывая Новаку о подготовке к реализации «прорывных» проектов в республике, Сергей Меликов доложил вице-премьеру о том, что «ключевым в транспортно-логистическом комплексе республики является Махачкалинский морской торговый порт, развитие которого обеспечит значительные объемы налоговых поступлений».

По его словам, предлагается рассматривать морской порт как нефтегавань, сухогрузную гавань, создать условия для контейнерных перевозок, развития мощностей по приему и переработке рыбы; предусмотреть создание современного морского пункта пропуска по прохождению таможенных процедур. Кроме того, в рамках проекта предлагается построить оптово-логистические центры с размещением не только хранения, но и производства, с возможностью предпродажной подготовки и фасовки товаров.

Помимо реконструкции ММТП в республике планируется строительство сухого порта» — мультимодального логистического терминала «Каспий». Как пишет ТАСС, об этом сообщил заместитель председателя правительства республики Ризван Газимагомедов. По его словам,комплекс позволит обрабатывать разные типы грузов и поможет нарастить мощности по перевалке до 21 млн. тонн к 2025 году. «Сухой порт» планируется построить южнее Махачкалы, между Каспийском и Зеленоморском.

В логистическую программу помимо ММТП попал и аэропорт «Уйташ». Как мы уже писали, закрытие границ заставило многих россиян переориентироваться на внутренний туризм. Сегодня «Уйташ» уже с трудом справляется с запросами авиаперевозчиков, которые активно переориентируются на внутренние маршруты. В связи с этим на ближайшие годы запланирован второй этап реконструкции аэропорта.

Практически все федеральные и республиканские СМИ уже сообщили о том, что в его рамках планируется строительство новой искусственной взлетно-посадочной полосы длиной 3200 и шириной 45 метров с тремя рулежными дорожками, позволяющей принимать широкофюзеляжные и дальнемагистральные воздушные суда. Кроме того, предусматривается реконструкция перрона и рулежных дорожек, строительство площадки для обработки воздушных судов противообледенительной жидкостью, аварийно-спасательной станции и очистных сооружений, а также возведение периметрового ограждения с техническими средствами охраны, патрульной дороги, контрольно-пропускного пункта и ряд других работ. Стоимость проекта в ценах 2021 года составляет 10,5 млрд руб. Реализация планируется за счет средств федерального бюджета. О готовности федерального центра профинансировать этот проект на днях сообщил вице-премьер Новак в ходе встречи с Сергеем Меликовым.

К слову, глава Чечни Рамзан Кадыров на днях заложил капсулу на месте строительства нового терминала и взлетно-посадочной полосы грозненского международного аэропорта. Предполагается, что реализация проекта позволит активно развивать новые авиалинии в республике и обслуживать до 1,5 млн человек ежегодно. Реализация проекта «Реконструкция и строительство аэропорта Грозный (Северный)» осуществляется по государственной программе РФ и включена в комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры страны. Общая стоимость проекта у соседей составит около 15,5 млрд рублей. 

Накормить и напоить страну

Ожидаемо, что очередные транши придут и в дагестанский АПК.Поскольку почти все западные продукты питания попали под санкции, спрос на отечественную еду возрос многократно. И, естественно, регионы, способные поставлять сельхозпродукцию на российский рынок, будут получать (и уже получают) дополнительные средства. В Дагестане федеральный центр будет вынужден выделять серьезные деньги на дальнейшее развитие овощеводства (прогнозируем многократный рост количества теплиц), а также животноводства (в первую очередь — производства баранины). А поскольку развитие этой отрасли напрямую зависит от состояния зимних пастбищ в Северной зоне, есть надежда на то, что Москва выделит деньги на реабилитацию и восстановление этих земель.

Но самые большие транши придут в дагестанское виноградарство и виноделие. Без еды Россия худо-бедно еще проживет, а вот без спиртного — вряд ли. А поскольку рынок спиртного попал под санкции одним из первых, дагестанские производители алкоголя сегодня на коне. В выигрыше окажутся все — и производители вин и коньяков, и виноградари, поскольку новый Закон о винограде и вине разрешает производить российское вино только из винограда, выращенного в стране. Уже сегодня виноградари предупредили производителей алкоголя о том, что закупочные цены на виноград в этом году вырастут до 35 рублей за килограмм (2–3 года назад — 18 рублей — «НД»).

На этом фоне понятно, что ежегодные посадки виноградников в республике начнут расти невиданными ранее темпами, а производители алкоголя увеличат свои обороты не менее чем в полтора раза.

Самым же востребованным алкогольным предприятием республики сегодня оказалось ООО «НПП «Виски России», единственное в стране предприятие, на котором организован полный цикл сложного производства виски из собственного сырья. А поскольку этот напиток под санкции попал одним из первых, представители торговых сетей страны занимают очередь на поставки дагестанского виски.

Что касается других отраслей дагестанской экономики, в ближайшие годы здесь особых прорывов не ожидается по причинам, о которых сказано выше.

Андрей Меламедов