Аналитика, Заседания клуба, Мнения и комментарии, Политика        13 марта 2021        107         0

11 марта 2021 года состоялось очередное заседание клуба на тему: «ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ВЛАСТИ И ЭКСПЕРТНОГО СООБЩЕСТВА»

11 марта 2021 года в Махачкале прошло заседание Кавказского политико-экономического клуба «Развитие регионов: стратегия-2050» на тему «Проблемы взаимодействия органов власти и экспертного сообщества». С докладом выступил к.э.н., ведущий научный сотрудник, заведующий Лабораторией проблем пространственного развития Института проблем рынка РАН (г.Москва) Михаил Чернышов.


В заседании приняли участие:

Сергей Дохолян – д.э.н., профессор, Председатель Клуба «Стратегия – 2050»

Василий Черкашин – д.г.-м.н., профессор, главный научный сотрудник Института геологии ДФИЦ РАН

Михаил Чернышов – к.э.н., заведующий лабораторией пространственного развития Института проблем рынка РАН

Андрей Меламедов – обозреватель еженедельника «Новое дело»

Эдуард Уразаев – политолог, обозреватель радиоканала «Эхо Москвы (Махачкала)»

Расул Кадиев  – юрист, координатор проекта «Институт города».

Саид Саидов – эксперт в сфере исламских финансов

Шамиль Гимбатов – к.э.н., ведущий научный сотрудник, заведующий отделом Института социально-экономических исследований ДФИЦ РАН,

Заид Абдулагатов – к.ф.н., доцент, заведующий отделом социологии Институт истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН

Дмитрий Деневизюк – к.э.н, ученый секретарь Института социально-экономических исследований ДФИЦ РАН.


Гости клуба:

Сурхай Мамаев – врио Директора Института геологии ДФИЦ РАН

Заур Гаджиев– Генеральный директор радиоканала «Эхо Москвы (Махачкала)»

Зубайру  Зубайруев – экс-начальник Управления Администрации Главы и Правительства РД по информполитике

Елена Павлюченко – д.э.н., профессор, Сопредседатель регионального штаба ОНФ в Республике Дагестан, директор НИИ «Информационных технологий и телекоммуникаций» Дагестанского государственного технического университета.


Докладчик отметил, что тема взаимодействия органов власти и экспертного сообщества уже более 15 лет является одной из актуальных для Дагестана, в какое-то время дело обстояло лучше, в какое-то хуже, но проблемы была актуальной всегда. Далее он остановился на правовом статусе эксперта и его месте в реализации государственной региональной политике.

Михаил Чернышов

В Указе Президента  России № 13 от 16 января 2017 г.  «Об утверждении Основ государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года» в качестве цели государственной политики регионального развития названо  «максимальное вовлечения граждан в решение региональных и местных задач».  Тем же документом обозначена приоритетная задача по «введению дополнительных механизмов привлечения граждан в государственное и муниципальное управление с повышением их гражданской ответственности за участие в решении вопросов социально-экономического и политического развития соответствующих территорий, а также механизмов учета мнения населения при решении указанных вопросов».

Распоряжением № 1166-р от 05.06.2017 Правительство Российской Федерации утвердило План реализации Основ государственной политики регионального развития на период до 2025 года. Пункт 31 Плана предполагает  разработку «комплекса мер по  введению дополнительных механизмов привлечения граждан Российской Федерации в государственное и муниципальное управление с повышением их гражданской ответственности за участие в решении вопросов социально-экономического и политического развития соответствующих  территорий, а также механизмов учета мнения населения при решении указанных вопросов».

Правительство России возложило на  Минэкономразвития России разработку «комплекса мер по  введению дополнительных механизмов привлечения граждан Российской Федерации в государственное и муниципальное управление».

На основе вышеизложенного докладчиком был выдвинут тезис: «Работа по привлечению экспертов к участию вгосударственном и муниципальном управлении, к решению вопросов социально-экономического и политического развития соответствующих территорий – важнейшая составляющая часть государственной политики регионального развития Российской Федерации

Докладчик констатировал, что к сожалению, пока в Дагестане такие механизмы привлечения граждан  в государственное и муниципальное управление пока плохо развиты, а те, что имеются – плохо работают.

Существует система документов стратегического планирования регионального развития, в которых должны участвовать эксперты.

На федеральном уровне: Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ, Основные направления деятельности Правительства РФ, Национальные проекты РФ, Отраслевые стратегии министерство и ведомств РФ, Стратегии социально-экономического развития макрорегионов, Государственные программы РФ, Федеральные целевые программы.

На региональном уровне: Стратегии социально-экономического развития субъекта РФ, региональные программы социально-экономического развития. региональные целевые программы.  

Докладчик констатировал, что к сожалению, в Дагестане власти не всегда стремятся привлекать к работе над ними независимых или неудобных экспертов, в результате, качество документа падает. Существующие проблемы стратегирования приводят к тому,  что стратегии становятся нереализуемыми уже на этапе создания. Стратегии не обеспечены ресурсами, слабо увязаны с системой бюджетного планирования, отсутствует  вертикально ориентированная увязка документов стратегического планирования по срокам, этапам, ресурсам и показателям эффективности, достижение целей и задач не имеет достаточных механизмов и программных мероприятий.  В итоге, ожидаемые результаты реализации государственной политики регионального развития не достигаются.

В течение десятилетий в Дагестане  накапливается искажение базовых статистических показателей (численности населения, безработных, объемов ВРП,   производства сельского хозяйства,  розничного товарооборота, инвестиций, доходов населения и т.д.). Власть пытается управлять экономикой региона, не понимая его реальных параметров. В итоге выбираются неверные приоритеты и принимаются ошибочные решения.

Для решения проблем власть пытается привлекать экспертов. Но остается вопрос их качества и  объективности. Например, нет ответа на главный вопрос: сколько людей живет в Дагестане? Разница официальной численности населения и количества застрахованных в ФОМС достигает полумиллиона человек.

По мнению докладчика, для экспертов в Дагестане есть достаточно большое поле деятельности, в частности:

1. Проверка достоверности статистической отчетности и налоговой базы.

2. Правовая оценка принятых имущественных и бюджетных решений.

3. Пересмотр ключевых документов стратегического характера.

4. Выработка основ общественного договора по целям развития.

5. Проблема реформирования органов исполнительной власти Дагестана.

Востребованность экспертной работы повысится с возвращение прямых выборов  на местном уровне,  Главы Дагестана, введением смешанной системы избрания депутатов республиканского парламента, а также обеспечения гарантий проведения честных выборов. Требуется независимая экспертная оценка предвыборных программ политических партий и кандидатов в Главы Дагестана.

Также нужна объективная оценка деятельности команд Р.Г. Абдулатипова и В.А. Васильева в соответствии с объявленными ими задачами.  Нужна независимая оценка целей и решений команды С.А. Меликова.

В России всегда был актуален вопрос «Насколько велико народное терпение»?

Классики марксизма-ленинизма много уделяли внимание поиску ответов. В.И. Ленин в 1913 году утверждал, что для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде, требуется ещё, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде. У нас верхи уже не могут, низы давно не хотят.

Другой теоретик и практик революционной борьбы Лев Троцкий говорил о том, что революцию делают не голодные, а сытые, которых пару раз не покормили. Его мнение разделял монархист и депутат Госдумы Василий Шульгин («Два дня не стало хлеба – и упала царская власть…Если людям не давать два месяца есть, то они бунтовать не будут: они будут лежать при дорогах обессиленными скелетами и, протягивая руки, молить о хлебе».

Рабочим и крестьянам некогда заниматься революцией – они на кусок хлеба зарабатывают в поте лица. Они лишь топливо революций, а ее двигатели – интеллигенция и мелкая буржуазия, которых «пару раз не покормили».

В этом контексте пандемия ударила именно по классовой группе «двигателей революции», которые не то чтобы голодают, но лишились значительной части своего привычного дохода и образа жизни. Этот факт толкает их на путь общественного противостояния, который в условиях «отсутствия» справедливости (в первую очередь, в распределении финансовых потоков) имеет широкую опору в «топливных» слоях общества (усиливая националистические и сепаратистские настроения). Опыт Белоруссии, Киргизии, Хабаровска потоком изливается из телеэкранов и интернета в массовое сознание дагестанцев, показывая слабость «полицейской», «силовой» позиции власти по отношению к своему народу. Энергия протеста нарастает, но пока еще не структурируется. Выборы 2021 года в этой связи могут стать точкой бифуркации, разделения истории на два потока.

Стерилизация «двигателей революции» путем включения их в различные  представительские структуры, встраивания в прибыльные проекты, объединения единой позитивной идеей (в том числе, через формирование долгосрочной стратегии развития республики) и прочее – в этом основная задача власти предвыборного периода. Осознает ли эту задачу команда Сергея Меликова – покажет время.

Дагестан традиционно лидирует по уровню дотаций, что укрепляет его статус региона — иждивенца.  Проблемы экономики Дагестана долгое время заливались федеральными дотациями, которые даже не успевали осваивать.

Экспертам сложно сохранять независимость в условиях агрессивности или давления власти.   Независимый, объективный эксперт порой воспринимается властью как местный сумасшедший.

В заключении докладчик процитировал отрывок из статьи Расула Кадиева «Почему у Дагестана ничего не получится»: «Из-за низкой цены жизни, накопленного материального и человеческого капитала, в республики нет долгосрочных проектов у населения и власти. По этой причине в Дагестане нет и не будет спроса на качественное экспертное мнение: эксперт говорит о долгосрочном будущем, к которому не готовы власти и население.» Докладчик отметил, что в Дагестане имеется кризис взаимодействия власти и экспертного сообщества.