Аналитика, Интервью, Мнения и комментарии, Политика, СМИ        07 мая 2020        212         0

«В час по чайной ложке»! Профессор Дохолян о пожарных мерах власти в экономике

Редакция РИА «Дербент» предлагает вашему вниманию интервью с председателем Кавказского политико-экономического клуба «Развитие регионов: Стратегия-2050», доктором экономических наук, профессором Сергеем Дохоляном. В своих ответах профессор делится мнением относительно мер, предпринимаемых властями для защиты интересов граждан и бизнеса в условиях пандемии, а также предлагает свое видение разрешения комплекса проблем. – Сергей Владимирович, как Вы оцениваете социально-экономическую ситуацию, которая складывается в стране и в Дагестане, особенно с учетом пандемии?

– Наша страна встретилась с серьёзными вызовами и угрозами на мировом уровне. Прошло уже больше месяца с момента первого выступления Президента Владимира Путина и объявления выходных дней для всей страны. Сегодня можно подводить некоторые итоги состояния страны в режиме самоизоляции.

О проблеме вирусной пандемии. Сегодня идут активные дискуссии: насколько долго будет продолжаться пандемия, какова природа коронавирусной инфекции, насколько высоки риски заразиться и получить летальный исход, но очевидно одно – вирус существует, явление это массовое, угроза жизни населению есть, люди умирают. Как много людей погибает в сравнении с другими заболеваниями и можно ли это считать серьезной угрозой номер один в мире, – это скорее вопрос риторический, но меры по обеспечению безопасности надо максимально соблюдать! Все более ярко проявляет себя проблема наличия «внебольничной пневмонии» и результатов её влияния на население. Как сообщил в телеэфире министр здравоохранения Михаил Мурашко, в больницах России может находиться до 40 тысяч человек с диагнозом «пневмония». В Дагестане это тема официально не освещается!

Сложность ситуации заключается в том, что кроме коронавирусной инфекции на экономику России в значительной степени влияет ситуация, сложившаяся на нефтяном рынке. Если коронавирусная инфекция – это внешний фактор, то проблемы, вызванные падением цен на нефть, это наша внутренняя проблема: за последние 30 лет России так и не удалось уйти от экспортно-сырьевой модели развития национальной экономики, а зависимость от добычи и продажи нефти стала определяющим фактором формирования и использования бюджетных средств.

Плюс есть желание сэкономить и не торопиться «вливать» деньги в экономику. Много лет в стране проводилась политика по «отжиманию» денег из экономики, а сегодня надо наладить механизмы их эффективного «вливания». Вот и получается, что механизмы как «отжать» есть, а как ввести деньги в экономику – механизмов нет.

Основное противоречие в сложившейся ситуации заключается в том, что, с одной стороны, необходимо противодействовать болезни. Лучший способ – это изоляция людей друг от друга в домашних условиях (самоизоляция), и с этой целью принимаются все более жесткие меры. С другой стороны, такие меры несут значительные угрозы экономике страны, разрушая ее. Здесь возникает риторический вопрос «Человек для государства или государство для человека?»

Вирус обнажил проблему оптимизации медицины. Система здравоохранения страны и регионов оказалась не готова к пандемии коронавирусной инфекции. В прошлом году медицинские учреждения страны периодически сотрясали скандалы, связанные с нехваткой кадров, низкой заработной платой медицинского персонала, сокрушением объектов медицины.

Термин «оптимизация» стал ругательным в народе, означающий в первую очередь «сокращение», ничего общего не имеющий с повышением эффективности работы медицинских учреждений и медицинского персонала. Пандемия в значительной степени обнажила серьезные проблемы в этой области.

Нас впереди еще ждут «откровения», связанные с результатами оптимизации науки, образования и т.д. Если не будут сделаны соответствующие выводы в этом направлении, население страны ждут серьезные проблемы.

– Достаточны ли сейчас меры, предпринимаемые властями для минимизации потерь?

– Абсолютно недостаточные! Совокупный объем поддержки экономики по экспертным оценкам уже превысил 2 трлн рублей. Много это или мало? Пресс-служба правительства сообщила 21 апреля, что общая сумма двух антикризисных пакетов составила 2,1 трлн рублей. Объем выделяемой помощи в России значительно меньше, чем в других странах: США, Европе, Китае. Для сравнения США выделило 2 трлн долларов, то есть где-то в 75 раз больше. По мнению многих экспертов, это не позволит в нужной мере поддержать в России ни бизнес, ни население, оказавшееся в критической ситуации.

Власти уже приняли два пакета поддержки экономики. Третий и четвертый на подходе. Однако до сих пор правительство не обнародовало список антикризисных мер с оценками стоимости и источникам финансирования.

А пожар в экономике пытаются тушить по принципу «в час по чайной ложке»!

Первое, на что надо обратить внимание, – это первоначальная недооценка ситуации (как вариант, попытка обойтись «малой кровью» и не тратить деньги на поддержку российских предпринимателей). Первые меры по поддержке экономики страны, озвученные Владимиром Путиным, абсолютно не соответствовали ситуации. Вы помните, что были обещаны отсрочки платежей по кредитам МСБ, налоговым платежам МСП в пострадавших отраслях на полгода, уплаты страховых взносов для МСП в пострадавших отраслях на полгода. Это было либо неэффективно, либо не обеспечивало необходимый результат, поскольку, если бизнес остановился, то ему всё равно, когда платить налоги.

На неадекватную реакцию властей на кризис пожаловался и Бизнес-омбудсмен Борис Титов«Половина всего российского бизнеса прекратила деятельность на время карантина, некоторые из компаний – навсегда. По мнению бизнес-омбудсмена, в этих условиях того, что сейчас делает правительство, недостаточно»

Если ваш бизнес приостановлен, и вы не работаете, то с каких средств вы будете возвращать кредиты? Вот это простейшее понимание ситуации отсутствует. Это и вызывает беспокойство.

У нас есть крупный бизнес, который поддерживается всегда. И вторая группа – это малый и средний бизнес, который всегда работает и выживает самостоятельно. Крупный бизнес персонифицирован, малый бизнес обезличен и считается, что он как бы сам по себе возродится.

Снижение ставки страховых взносов с 30 до 15% для субъектов МСП, беспроцентные кредиты (а не безвозвратные субсидии!) малому и среднему бизнесу в пострадавших отраслях на выплату зарплат не могут дать эффект, поскольку субъекты МСБ вынуждены массово сворачивать свою деятельность, где-то добровольно, а где то принудительно.

При отсутствии заработной платы не имеет никакого значения величина страховых отчислений!

Отдельная тема – это перечень наиболее пострадавших отраслей. Все отрасли экономики взаимосвязаны и взаимозависимы, оказывают взаимное влияние, и «наиболее пострадавшие отрасли» – это достаточно условное понятие. По данным опроса Торгово-промышленной палаты (ТПП), «82% опрошенных отметили, что необходимо объявить все отрасли пострадавшими от коронавируса и предоставить им доступ к господдержке».

По данным того же опроса, «более половины (58%) предпринимателей, обратившихся в банк за беспроцентными кредитами для зарплаты сотрудникам, не смогли их получить, так как компании не попали в перечень наиболее пострадавших отраслей».

Многие компании и бизнесмены даже не рассчитывают на государственную поддержку, понимая, какие сложности их ждут. По данным опроса ТПП, «больше половины предпринимателей заявили, что не понимают, как воспользоваться существующими мерами господдержки, и около трети отметили, что этих мер недостаточно».

Опрос ТПП показал, что «62% бизнесменов не обращались и не планируют обращаться в банк за беспроцентным кредитом. Бизнесмены часто не могли получить кредиты из-за неготовности банков их выдавать».

Кредитные каникулы также не для всех доступны. По данным того же опроса ТПП, «для трети предпринимателей кредитные каникулы оказались недоступны, так как их компании не попали в перечень пострадавших отраслей».

Нужны механизмы по поддержке малого и среднего бизнеса, так как все компании взаимосвязаны. Пока я вижу, что есть забота о крупном бизнесе.

– Каков реальный масштаб социально-экономического кризиса, с которым столкнулась страна? Как на этом фоне выглядит Дагестан и что его может ожидать?

– Сегодня все прогнозы последствий социально-экономического кризиса можно в совокупности обозначить как пессимистичные, различающиеся между собой катастрофичностью последствий, которые на сегодня сложно формализовать из-за высокой степени неопределенности – как продолжительности болезни, так и размерами государственной поддержки бизнеса и населения.

В республике составлен список системообразующих предприятий республики (116 организаций), где работает 32018 человек. Сегодня есть вопросы как к самому списку, так и к тому, насколько защищены те 32 тысячи работников. Здесь важно сразу же отделить те организации и структуры, которые обеспечивают нормальную жизнедеятельность республики и их роль однозначна (экстренные службы, медики, ЖКХ и т.д.). Отдельно всегда выделяются предприятия с непрерывным циклом работы, на которых остановить производство равносильно закрытию предприятия. Поэтому жертвы среди населения будут! Задача стоит в минимизации человеческих потерь. Все остальные, что называется, могут и потерпеть. Кроме того, эти списки вызывают очень много споров. У нас в стране разрешительная деятельность часто идет рука об руку с коррупционной составляющей, и это не новость!

Основы экономики Республики сегодня – это малый и микро-бизнес, индивидуальные предприниматели и самозанятые. Они составляют основу экономического населения. Однако в своем большинстве они не допущены к работе.

Отдельного внимания заслуживают те 32 тысяч работников системообразующих организаций. Сегодня, к сожалению, нашими специалистами-медиками признается только один эффективный метод не заболеть – самоизоляция. Все остальные способы защитить здоровье человека недостаточно эффективны и не имеют необходимых гарантий для обеспечения безопасности людей. В то же время, эти люди не только работают в своих организациях, но и передвигаются по территории Дагестан, поневоле являясь потенциальными жертвами и/или потенциальными разносчиками вирусной инфекции. Поэтому необходимо сопоставить целесообразность работы организаций и последствий от возможного распространения инфекции. И оценка должна быть не с точки зрения экономической эффективности, а с позиции ценности жизни отдельно взятого человека! Понятно, что и потери в экономике тоже хотят минимизировать. Однако от одних требуют самоизолироваться и сидеть дома, а другие свободно передвигаются на работу. Понятно, что, если кто-то гуляет – это уже не карантин.

Инфекция будет распространяться дальше.

С другой стороны, почему нельзя разрешить большинству компаний возобновить работу при условии полного выполнения санитарно- эпидемиологических норм? Если выполнение санитарно-эпидемиологических норм является достаточным условием для работы бизнеса, почему имеет место выборочных характер?

Теперь немного о «ключевых проблемах».

Проблема №1 – Безработица. По прогнозам Минтруда, ожидается порядка 6 млн безработных. Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин в интервью телеканалу РБК сообщил, что, по прогнозам, из-за кризиса в России в этом году число безработных может достигнуть 8 млн человек. Основатель сервиса по поиску высокооплачиваемой работы Superjob.ru Алексей Захаров заявил, что «данные Минтруда в среднем в 5-6 раз занижены от рынка».

В Дагестане эта проблема будет стоять очень остро, поскольку уровень безработицы и в докризисный период был значительно выше средних показателей по России. С другой стороны, многое будет зависеть от теневого сектора экономики. Вопрос в том, насколько теневая экономика сможет нивелировать потери рабочих мест в официальной экономике. В республике основная часть занятых приходится на малый и средний бизнес, потери которого будут, очевидно, значительными. В зависимости от уровня потерь будет ясно и то, как быстро МСБ сумеет восстановиться.

Проблема №2 – Падение ВВП. Прогнозы разные. Международный валютный фонд оценил падение больше 5%. Глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин считает, что «спад российской экономики может достичь 7-8% в текущем году, но после кризиса она восстановится и будет работать нормально». С первой частью касательно величины спада экономики в пределах 7-8% можно согласиться, но вот относительно восстановления и нормальной работы российской экономики хотелось бы уточнить сроки. Все будет зависеть от продолжительности периода самоизоляции, как будут работать предприятия (какие? и сколько?) и какова будет государственная поддержка бизнесу (кому? и сколько?) и населению, а самое главное насколько она будет своевременной!

Думаю, что пандемия поставила новые требования как структуре экономики России, так и к методам ее управления. Нужен будет серьезный анализ последствий происходящего кризиса.

Что-то сказать определенное относительно ВРП Дагестана сложно, поскольку, республика сервисная, значительная часть экономики представлены малым и средним бизнесом и индивидуальными предпринимателями. У большинства из них нет солидной финансовой «подушки безопасности». Однозначно только то, что показатели будут иметь значительное снижение.

Необходимо учитывать и тот факт, что за последние два с половиной года в Дагестане не была выработана какая-либо внятная экономическая политика (кроме увеличения собираемости налогов), и даже многострадальную стратегию – 2035 так и не успели разработать.

Понятно, что теперь она уже ни в каком виде не нужна. А судя по тому, как к этому процессу относилось наше правительство, эта стратегия и до пандемии не была востребована. Очевиден был формальный подход к ее созданию!

И пока государство думает, малый и средний бизнес будут разоряться, а те, кто «останутся на плаву» – могут «уйти в тень». Получается, все потуги дагестанских властей по выводу бизнеса из теневой экономики оказались бессмысленны.

Проблема №3 – Падение доходов населения. Росстат РФ зафиксировало снижение реальных располагаемых доходов населения (доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на индекс потребительских цен): снижение в I квартале 2020 года составило в России 0,2% в годовом сравнении и на 25% относительного конца прошлого года. Аналитики АКРА (Аналитическое Кредитное Рейтинговое Агентство), Центра экономического прогнозирования Газпромбанка и экономисты Альфа-банка оценили снижение реальных доходов населения из-за карантина более чем на 5%. Институт исследований и экспертизы ВЭБ отмечают, что в целом по итогам года реальные доходы могут сократиться на 6,5%. Объем господдержки (в данный момент из озвученных мер правительства на 1,8 трлн рублей только 388 млрд рублей приходится непосредственно на население (выплаты на уровне МРОТ). Более понятная ситуация будет по итогам нерабочего апреля, однако уже сейчас население может почувствовать ухудшение макроэкономической ситуации в стране на своих доходах.

Можно еще долго говорить и о других проблемах – например, о росте цен на продукты, который в совокупности с падением доходов населения в значительной степени влияют на уровень жизни населения.

Что делать? Если коротко, в глобальном отношении:

Необходима смена государственной экспортно-сырьевой модели развития национальной экономики на экспортно-промышленную модель.

Новые требования к системе подготовки кадров. Подготовка кадров – это не только в деловые игры играть, не разного рода ассессменты проводить, и тем более мусор на загородном пляже убирать… Нужны профессиональные, компетентные кадры, способные принимать ответственные решения, а не только демонстрировать свою лояльность руководству.

Врачи и население не должны платить своей жизнью за ошибки и некомпетентность чиновников!

Изменение информационной политики. Замалчивание проблемы covid-19 и её последствий частично спровоцировали недоверие населения к её наличию и нарушению правил безопасности. Это заметно на примере Дагестана.

Сегодня и сейчас:

Нужен комплекс федеральных и региональных мер по поддержке занятости населения и бизнеса, включая единовременные выплаты самозанятым гражданам и индивидуальным предпринимателям. Размеры и условия можно обсуждать. И все это надо было сделать «вчера»!

Главное, – нельзя дробить помощь. Нужна массированная поддержка государства бизнесу и населению. Разорить бизнес можно за неделю, а создавать заново – потребуются годы.