Аналитика, Мнения и комментарии, Политика        14 марта 2021        99         0

Расул Кадиев, эксперт Кавказского политико-экономического клуба «Развитие регионов: стратегия-2050»: «Почему у Дагестана ничего не получится»

Опуская долгую прелюдию о роли экспертного сообщества, стратегических документах и оценки позиции властей, хотелось бы сразу пояснить, что этот материал — упрощенная форма обыкновенного прогноза развития Дагестана. Без цифр, графиков и ссылок на труды великих и высказывание живущих, хотелось бы обрисовать будущее Дагестана в черно-белых тонах, как понимает автор доклада. Первая часть прогноза – пессимистическая, т.к. сейчас ее написать проще всего и полезней.

У Дагестана нет будущего – представления в политической элите и у населения об образе республики через 10-30 лет. В дагестанском обществе нет качественных моделей личного успеха основанного на труде, образовании, справедливости и защите ценности жизни и собственности, а также свободы. 

В Дагестан низкая цена человеческой жизни, которая упала ещё ниже во время эпидемии. Каждый день гибнут люди на дорогах, умирают в больницах, но никаких действительных  мер не только не принимается, но и порицается попытка остановить материальный оборот ради спасения жизни человека. 

Краткосрочная тактика стала причиной отсутствия большого материального и человеческого капитала. 

Из-за низкой цены жизни, накопленного материального и человеческого капитала, в республики нет долгосрочных проектов у населения и власти. По этой причине в Дагестане нет и не будет спроса на качественное экспертное мнение: эксперт говорит о долгосрочном будущем, к которому не готовы власти и население. 

Средняя короткая продолжительность жизни при взаимном непризнании цены жизни и капитала приводит к отказу от сложных и эффективных общественных конструкций, таких как акционерный капитал. В республике нет и не будет развитой юридической корпоративной культуры.

Взаимное недоверие при краткосрочных стратегиях не позволяет заключать длинные сделки, создавать большие проекты с участием большого количества участников.

В итоге у Дагестана нет и не будет достаточного уровня внутреннего и внешнего доверия. Соответственно, это не позволяет республике надеяться на привлечение внешнего капитала в виде высококачественных специалистов либо больших финансовых и материальных вложений.

В Дагестане до сих пор существуют территории, где поддерживается закрытый режим общественных институтов не принимающих выходцев из других регионов, дагестанских национальностей и даже жителей из соседних населённых пунктов. Подобная закрытость приводит к постепенной деградации местного человеческого и материального капитала.

Туризм не только не спасёт, но и навредит Дагестану, т.к. он несёт поток финансов в систему отношений где нет качественных структур освоения, сохранения и развития социального и материального капитала, и доминирующей стратегией является глагол «захватить»,  а не слова «привлечь» или «обслужить». Туристические деньги имеют высокий риск конфликтов. В лучшем случае туризм приведёт к стабильной ренте, которая через 10 лет станет причиной деградации дагестанского поколения.   Появится прослойка не заинтересованных в образовании, науке и развитии технологий. Со временем туристы прекратят ездить в Дагестан из-за падения качества сервиса, т.к. местные элиты не хотят пускать сюда качественный туристический капитал и структуры. 

Дагестанское общество развивается экстенсивным, а не интенсивным путём, расширяя количество и увеличивая потребление, а не повышая качество того и другого. Отсюда несоответствие роста культуры пышных свадеб, многожёнства, дорогих обрядов и низких темпов строительства школ, детских садов и вузов. 

Политическая система управления в Дагестане одна из самых худших в стране. Учитывая избирательные циклы, в ближайшее время республике не стоит надеяться на обновление политиков и политических институтов. Наоборот, уже сейчас на волне борьбы с варягами республика отказывается от навязанных конкурсных процедур поиска лучших и все чаще приходят новости о восстановлении системы кланов на всех уровнях власти. Поэтому уже скоро Дагестан вернётся к той самой клановой и националистической системе управления, которая сформировалась в 90-е годы. И каждое ослабление федеральной власти, станет приглашением кланам к занятию места. 

В связи с этим, дагестанскому обществу кланы не вернут прямые выборы и одномандатных депутатов ни в парламент республики, ни в города и районы. Партийная вертикаль, которая в других культурах служит залогом вышестоящего контроля, в Дагестане становится лучшей формой легализации кланов.  

Одной из причин этому является отсутствие качественной систематизированной информации о политических этапах развития республики. Это связано с кланами, старшие которых связаны заговором молчания и не пишут мемуары, т.к. их дети и внуки уже в системной игре, где посты получили либо по наследству, либо по обмену с другими кланами. В итоге у Дагестанского общества социальная амнезия, смешанная с неврозом, рисующим фальшивые положительные образы на не существовавших никогда исторических примерах. Как результат Дагестан снова делает из преступников героев, а из героев неудачников. 

Дагестан так и не перешёл на идеологию закона. Население не верит и не будет верить институтам суда, прокуратуры и полиции, т.к. члены кланов, занявшие руководящие места в этих органах, не дадут себя во власть закона, а наоборот поставят себя выше действия норм закона. В Дагестане полностью отсутствует публичный правовой призыв в широком смысле этого слова. Главные легисты в лице руководства судов, прокуратуры и полиции не выступают с «проповедями» и не убеждают население следовать букве и духу закона, т.к. вера в норму права может увеличить нагрузку на правоохранительные органы и суды, которые получают свои зарплаты не сдельно, а фиксировано. 

Скорее всего через 5-10 лет на территорию Дагестана вернутся «воровские законы» как субкультура. Это связано с тем, что многие чиновники будут выходить из мест лишения свободы  после отбытия сроков за коррупцию. 

Со временем снизится роль федеральных властей. В случае консолидации клановой системы, появятся общественные нормы, порицающие жалующихся на местный беспредел в федеральные органы власти, т.к. это может привести к чисткам прошедшим во времена Васильева. Борец за законность превратится в предателя, стукача и антипатриота. 

В Дагестана не будут цениться образованные и умные т.к. это герои конкурентного справедливого общества, а не системы распределённой ренты, где конкуренты и оппоненты – это враги. 

Дагестан не сможет воспользоваться транспортными потоками. В худшем случае из-за местных политических и экономических конфликтов за контроль над федеральной трассой, автомобильный поток грузов снизиться. 

В ближайшее время в Дагестана рухнет система водоснабжения и энергоснабжения. Причина этому конфликты местных лидеров за контроль над потоком, с прикрытием национальными интересами. Население не сможет договориться о размерах и формах вложения в модернизацию сетей. 

Высокие темпы урбанизации не приведут к экономическому и социальному положительному эффекту, который происходит в развитых обществах при концентрации человеческого капитала. Низкий уровень и плотность застройки дагестанских городов и полное отсутствие реального местного самоуправления, при низкой цене человеческой жизни  приведёт к росту конфликтов и насилия.  Либо это приведёт к массовым дракам и уличной преступности, либо к росту экстремизма и  терроризма. 

Из-за того что все в республике придерживаются принципа короткой жизни и низкой цены жизни жители не смогут договориться об нормах экологии. Поэтому при сохранении такого уровня и качества потребления дагестанская природа будет погублена, а города и села превратятся в рассадник болезней. 

Чем больше будут проявляться вышеприведённые проблемы, тем интенсивнее будет поток качественного человеческого капитала из республики.  

Ухудшение ситуации будет идти в геометрической прогрессии. 

Основная проблема в том, что даже осознав обозначенные угрозы, власти и общество в Дагестане ничего не смогут сделать, т.к. в условиях вертикали утратили опыт положительного, конкурентного взаимодействия и формирования хороших и качественных решений. Поэтому все будет ещё хуже и в итоге Дагестан окажется перед теми же проблемами что и в 1991 году. Однако, тогда у республики была широкая прослойка населения с хорошим образованием…  

Источник: Газета «Новое дело»