Аналитика, Мнения и комментарии, Политика        09 марта 2021        78         0

Член клуба Андрей Меламедов проанализировал выступление дагестанской делегации в Совете Федерации

На этой неделе в Москве проходят Дни Республики Дагестан в Совете Федерации Федерального Собрания РФ, приуроченные к 100-летию образования ДАССР.

РИА «Дагестан», подробно освещающее это мероприятие, основную цель его обозначило как «презентацию социально-экономического и культурного потенциала республики». На самом деле, на наш взгляд, в Москве сегодня происходит нечто иное. Подробные отчеты об этом мероприятии позволяют сделать вывод о том, что собственно о потенциале члены дагестанской делегации практически не говорили. Разве что мимоходом. А презентовали они сенаторам клубок серьезных проблем, для решения которых нужны очень большие деньги. Надо отметить, что такого масштабного «похода за деньгами» в истории постперестроечного Дагестана еще не было. Если суммировать все обозначенные финансовые запросы, получится сумма, сопоставимая с годовым бюджетом республики. Корреспондент «НД» проанализировал выступления членов дагестанской делегации в попытке понять, каким видит будущее республики команда Сергея Меликова и в каком направлении в ближайшие годы будет развиваться республика. Поскольку о промышленном секторе наши чиновники практически не упоминали, можно предположить, что новых высокотехнологичных производств в республике в обозримом будущем не появится. А немногие сохранившиеся заводы по-прежнему будут пытаться выживать самостоятельно, уповая все на тот же гособоронзаказ. Основная же ставка будет сделана на развитие агропрома и туристической отрасли. Кроме того, планируется принять меры к восстановлению рыбохозяйственного комплекса. Именно эти направления команда Меликова видит в качестве основы новой экономики Дагестана.

Овцы на песке

Основной упор в агропромышленном секторе будет сделан на дальнейшее развитие животноводства и виноградарства. Выбор очевидный, тут вопросов нет. Радует, что вопросы развития овцеводства тесно увязаны с проблемами земель отгонного животноводства, которые сегодня превратились в зону масштабного экологического бедствия. Процессы опустынивания этих земель ежегодно усиливаются, растет количество открытых песков, которые сегодня подошли уже к 10 населенным пунктам.

«Для решения этой проблемы, — отметил Меликов, — необходимо провести комплексные почвенно-агроэкологические и геоботанические обследования, включить соответствующую подпрограмму в проект госпрограммы вовлечения в оборот земель сельхозназначения и развития мелиоративного комплекса России на 2022—2030 годы». Он также попросил поддержать инициативу республики в подготовке отдельного постановления Правительства Российской Федерации «О мерах по улучшению использования Черных земель и Кизлярских пастбищ».

Надо сказать, что о неизбежности этой катастрофы «НД» писало и десять, и пятнадцать лет назад. И все эти годы ни журналистов, ни экспертов, которых мы привлекали, никто не слышал. И поэтому ответственность за случившееся целиком и полностью лежит на наших чиновниках, допустивших такое развитие ситуации. Неожиданное «прозрение», безусловно, радует. Но, увы, простое выделение денег проблем земель отгонного животноводства не решит.

Дело в том, что главная причина «убийства» бывших пастбищ и превращения их в пустыню кроется в том, что в республике так и не принят закон о земле. Все эти пастбища находятся в многолетней (на 49 лет) аренде. При этом лишь небольшой процент реальных арендаторов самостоятельно занимается хозяйственной деятельностью. Основная масса пастбищ отдана на откуп временщикам-субарендаторам, которые меньше всего думают о сохранении земель и живут по принципу «после нас хоть трава не расти». Если эту ситуацию не изменить кардинально, никакие программы и никакие деньги проблем отгонных пастбищ не решат. Через короткое время все выделенные миллиарды буквально уйдут в песок.

Решить эту проблему в принципе можно. К примеру, принять закон, предусматривающий персональную ответственность владельцев пастбищ за их состояние. Оставил субарендатор овец на лето, не перегнал в горы — хозяин пастбищ облагается штрафом, на порядок превышающим сумму арендной платы. Повторное нарушение — расторжение договора аренды и полное изъятие земель. Система штрафов должна охватывать все стороны хозяйственной деятельности, даже самые незначительные, на первый взгляд. К примеру, не установил арендатор запорную арматуру на артезианской скважине, допустил свободный исток воды, вызывающий засоление окружающей местности, — два штрафа. Второй — за экологические последствия.

Отдельно штрафовать следует и за нарушение норм выпаса. При этом необходимо эти самые нормы разработать с учетом оценки реального состояния арендуемых земель. Это серьезная работа, которой следует заняться уже сегодня. Иначе, повторимся, никакие миллиарды проблем этих земель не решат.

Виноградные перспективы

Ожидаемо, что перспективы развития виноградарства в республике члены дагестанской делегации связывают с выращиванием технических сортов. Это понятно. Налоговая отдача агропрома в целом минимальна, единственное исключение — технический виноград с его алкогольными акцизами. В прошлом году, к примеру, алкогольные предприятия республики заплатили почти 2,3 млрд рублей акцизных денег. Именно поэтому наши чиновники просили у сенаторов продолжить работу над законом «О виноградарстве и виноделии в Российской Федерации». Скорее всего, имеется в виду введение запрета на производство вин и коньяков из импортного дистиллята (на сегодня запрещен только «порошковый» алкоголь). Кроме того, Дагестан предложил распространить действие данного закона на всю винодельческую продукцию, включая коньяки.

Также члены дагестанской делегации попросили увеличить минимальную закупочную цену на коньяк не ниже 650 рублей за пол-литра, поскольку себестоимость коньяка из натурального винограда намного выше, чем себестоимость напитков, производимых из импортного дистиллята.

Помимо этого, сенаторов попросили расширить перечень механизмов господдержки отрасли. В частности, включить в Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия таких мер, как субсидирование части затрат на обновление основных средств и оборудования, строительство виноградохранилищ с регулируемой газовой средой, специализированного питомника.

«НД» не раз писало о том, что делать ставку исключительно на технические сорта винограда при наличии громадного рынка столовых сортов не очень дальновидно. При этом мы указывали на то, что для успешного внедрения на рынок столового винограда необходимо построить сеть современных виноградохранилищ. Если предложения республики будут услышаны, и строительство виноградохранилищ будет субсидироваться государством, отрасль сможет выйти на новые рубежи. В том числе и налоговые, поскольку виноград, поступивший в хранилище, в обязательном порядке будет учтен и обложен налогом.

Про Аграхан забыли

О рыбохозяйственном комплексе в Совфеде говорили достаточно подробно. Правда, его дальнейшее развитие связывали исключительно с реабилитацией Аракумских и Нижне-Терских водоемов, уровень которых сильно упал (сегодня обводнено около 30% площади этих озер). Республика предложила решить вопрос переноса водозаборного сооружения, обеспечивающего подпитку рыбоводных каналов, что позволит восстановить гидрологический режим, а в перспективе довести объемы воспроизводства рыбы до 800 млн штук молоди ежегодно, увеличить объемы добычи рыбы до 10 тыс. тонн.

Обозначенная проблема очень важна для республики, тут вопросов нет. Но, обеспокоившись проблемой этих водоемов, наши чиновники почему-то забыли о более масштабном, расположенном неподалеку. Речь идет о Северном Аграхане, который еще недавно был главным нерестилищем на юге России. Сегодня же это пустыня, усеянная миллионами высохших раковин-перловиц. Между тем для того, чтобы предотвратить экологическую катастрофу в этом районе достаточно пустить Терек в старое русло, минуя канал Прорезь. В конце концов, такое решение (в свое время поддержанное ведущими гидрологами страны) можно рассматривать в качестве временной меры, пока не будет реализован масштабный проект строительства системы шлюзов на Кубякинском канале, которая позволит регулировать подачу воды в Северный Аграхан.

И снова про коллектор

Самое большое внимание на заседании было уделено проблемам строительства канализационного коллектора между Махачкалой и Каспийском. К слову, в очередной раз стоимость этого объекта значительно выросла. В свое время автор этих строк безуспешно пытался доказать Владимиру Васильеву и Артему Здунову, что попытки министра строительства и ЖКХ Малика Баглиева сократить стоимость работ на 8 млрд рублей (с 13 до 5) — не что иное, как самопиар. Увы, собеседники меня не услышали, доказывая, что цифра, озвученная Баглиевым, вполне реальна. Буквально через год после этого стоимость работ выросла до 13 млрд, потом достигла 17, а чуть позже перевалила рубеж 20 млрд рублей. На заседании Совфеда новая цена составила уже 30 млрд рублей, и не факт, что эта цифра (явно завышенная) является окончательной. Призывая сенаторов ускорить финансирование, чиновники говорили об экологии (уровень загрязнения Каспия превышает нормы в 30 раз), о развитии туризма, который невозможен без решения проблем канализационных стоков, о социальных аспектах проблемы. С учетом всех этих обстоятельств члены дагестанской делегации попросили сенаторов предусмотреть реализацию первого этапа работ «в рамках госпрограмм РФ или в рамках внепрограммных мероприятий, либо рассмотреть возможность финансирования объекта из резервного фонда правительства России, начиная с 2021 года».

Пожизненный КОР

Неожиданно на заседании в Совете Федерации была поднята проблема КОРа — поливного канала, который используется в качестве источника некачественной питьевой воды для жителей Каспийска, Избербаша и Ленинского района Махачкалы. Вместо того, чтобы вспомнить о проекте строительства водовода, позволяющего обеспечить качественной миатлинской водой всех тех, кто сегодня «приговорен» к КОРу (о необходимости его строительства еще несколько месяцев назад говорил первый замминистра экономического развития РФ Михаил Бабич), члены дагестанской делегации неожиданно попросили профинансировать прокладку труб большого диаметра, в которые предложили направить КОР. Навскидку стоимость данного проекта соизмерима со стоимостью прокладки водовода Махачкала — Избербаш, а посему абсолютно непонятно, почему вместо качественной миатлинской воды людей пытаются по-прежнему поить помоями из КОРа.

Возможно, это связано с тем, что за этим проектом стоят серьезные лоббисты. К примеру, те, кто покупает дешевую воду из КОРа и перепродает ее уже в разы и в разы дороже.

Кроме этого наши чиновники просили дополнительные деньги на переселение людей из оползневых зон, реконструкцию федеральной трассы, аэропорта, комплексное развитие Дербента, модернизацию улично-дорожной сети Махачкалы, закладку новых парков (в частности Парка федерации), проведение работ по микросейсморайонированию в прибрежной и предгорной части республики.

Как сообщило РИА «Дагестан», по итогам заседаний отраслевых Комитетов запланирован выпуск постановления Совета Федерации РФ о государственной поддержке социально-экономического развития Республики Дагестан, которое подготовлено для принятия за основу на 500-м заседании Совета Федерации. «В течение двух недель мы будем дорабатывать проект и в целом предложим принять его на 501 пленарном заседании СФ, которое состоится 17 марта текущего года. Документ, который мы сегодня видим, отражает очень многие пути решения обозначенных проблем. И наша задача — сделать так, чтобы наша работа, которая проходит в рамках Дней Дагестана в СФ, принесла пользу всей республике», — сказал Андрей Шевченко, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера.

Источник: Газета «Новое дело»