Аналитика, Интервью, Мнения и комментарии        17 января 2020        224         0

«Стабильность в кризисе» вместо развития? Сергей Дохолян об итогах 2019 года

Председатель Кавказского политико-экономического клуба «Развитие регионов: Стратегия-2050», доктор экономических наук, профессор Сергей Дохолян в беседе с РИА «Дербент» подвел итоги ушедшего 2019 года.

– Сергей Владимирович, как Вы оцениваете итоги уходящего года? Что из заявленного руководством Дагестана в 2019 года по его итогам было воплощено в жизнь?

– Итоги года нужно оценивать по простым и понятным для населения вещам: уровень цен на продукты питания и услуги ЖКХ, рост налогов, повышение заработной платы и пенсий, уровень доходов населения и т.д. Итоги года должны оцениваться не по обещаниям и рапортам чиновникам, а по реальным делам!

За прошедший год Правительством Дагестана много внимания уделено социальным вопросам и социальной политике. Весь бюджет Дагестана имеет социальную направленность, поэтому ничего удивительного нет в том, что вводятся в строй новые детские садики, школы и другие объекты социального назначения. Более того, мы второй год наблюдаем картину, когда имеются проблемы с освоением бюджетных средств.

Взять деньги из федерального бюджета и, не разворовав, донести до конкретных объектов, это, несомненно, важно. Но это нормальная работа исполнительной власти.

В то же время стало заметно, что у руководства Дагестана отсутствует какая-либо вразумительная экономическая политика: социально-экономическая ситуация в регионе заметно ухудшается в связи с ростом цен, снижением отдельных экономических показателей и в целом нестабильностью предпринимательской среды. Экономическая политика в республике, к сожалению, сводится только к увеличению собираемости налогов. Однако, дальнейший рост налоговой базы возможен только при активизации предпринимательской деятельности и создания новых производств. Нет четкой и понятной политики в сфере промышленности, строительства, малого бизнеса. Непонятная щедрость в отношении агропромышленного комплекса, рыбного хозяйства и туризма.

Сейчас разрабатывают Стратегию-2035 для Дагестана. Очень шумно обсуждается документ и много экспертов привлекается к этим процессам, а потом, вдруг наступает тишина… И остается много вопросов.

Стратегия – это документ, который требует командной работы. Стратегия – это объединительный посыл в общество, к народу включиться в решение актуальных вопросов будущего Дагестана. Однако, возьмем для примера Стратегию-2025, которую четыре года разрабатывали, принимали в Народном собрании как закон Республики Дагестан, но стратегия как игнорировалась ранее, так игнорируется и сегодня. Огромные деньги расходуются якобы на реализацию стратегии, но мы не совсем понимаем, как эффективно, и не видим экономического результата.

Когда Рамазан Абдулатипов пришел в республику со своими приоритетными проектами, при их разработке были отчасти заимствованы материалы из Стратегии-2025. Но и эти проекты тоже остались без отчета о затратах и результатах. Должна быть ответственность и спрос за результат!

Еще один штрих. Мы запоздали со стратегией-2035. Российское правительство приняло решение разрабатывать уже стратегию до 2050 года. То есть по срокам мы уже опоздали и придется документ переделывать.

В Дагестане высоки инвестиционные риски. По мнению авторитетного агентства «Эксперт РА», по рейтингу инвестиционного климата в 2018 году, как и в 2017, Республика Дагестан занимает 83 место из 85 регионов (ниже рейтинг только у республик Ингушетия и Тыва). Рейтинг инвестиционной привлекательности – IC9 (Умеренная инвестиционная привлекательность – третий уровень) самый низкий. Поэтому говорить об улучшениях инвестиционного климата республики говорить пока рано.

Среди основных резонансных событий 2019 года можно выделить:

1) значительные финансовые нарушения, вскрытые Управлением Федерального казначейства РФ по РД по итогам 2018 года и за 2019 год. Это в свою очередь переросло в публичное противостояние руководителя Управления Сайгидгусейна Магомедова с главой Дагестана Владимиром Васильевым;

2) срыв выполнения по «Национальным проектам»: по данным системы «Электронный бюджет», Дагестан один из самых худших регионов по исполнению национальных проектов – в регионе средства на нацпроекты освоены только на 25,9%;

3) результаты кадастровой оценки земли в Дагестане;

4) неурегулированность границы между Чечней и Дагестаном;

5) процессы монополизации в строительном бизнесе: города Дагестана планируют лишить прав выдачи разрешений на строительство и создание генпланов (список полномочий, которых лишатся дагестанские города состоит из 24 пунктов);

6) значительное снижение объемов промышленного производства (предварительно более 30 %);

7) непродуманная экспортная политика, которая привела к росту цен на баранину (традиционный продукт питания для местного населения) на 30%;

8) игнорирование властями проблем роста цен на проезд в городском транспорте на 30% и т.д.

9) по-прежнему не решаются или незначительно решаются многие «ключевые» проблемы, связанные с вывозом мусора, освещением, водоснабжением, ремонтом дорог, проведением работ по локализации канализационных сбросов в Каспийское море и т.д.

10) на сегодня отсутствует обратная связь между властью и населением в Республике;

11) продолжаются лоббирование «сомнительных» проектов командой Васильева, таких как, строительство в Махачкале крупного торгово-развлекательного центра в три этажа за 3 млрд рублей. В результате ожидается рост безработицы и социальной напряженности. Кроме того, сомнительна и сама идея реализация данного проекта (особенно в части подземной двухъярусной парковки), более похожей на захват значительной территории в центре города;

12) к сомнительным проектам можно отнести строительство «чертового» колеса в Парке, строительство ледовой арены вместо ипподрома, рыбоконсервного комбината (производственной мощностью 40 миллионов условных банок в год) при потребности добычи рыбы в 10-12 тысяч тонн, в то время как фактический объем составляет только 1,2 тысяч тонн. Притом, что добываемая рыба в своем большинстве непригодна к переработке на консервы.

13) доминирование контрольно-надзорных, правоохранительных и силовых структур над бизнесом, не позволяющее прогнозировать положительных тенденций в социально-экономическом развитии Дагестана

И, конечно, проблема дня: реконструкция главной площади Махачкалы!

– В какой мере победители кадровых конкурсов смогли заменить управленцев из предыдущего состава руководства региона? Сказалось ли это положительно на кадровой политике в регионе? В какой степени удалось привлечь к работе высококвалифицированных специалистов?

– Как отмечают специалисты в области менеджмента, и, в частности, Питер Друкер, которого считают отцом американского менеджмента, успехи страны на 80% определяются не природными ресурсами, технологиями и военной мощью, а эффективностью правления.

Основная проблема в управлении республикой заключается в том, что продолжает работать преимущественно старая команда со старым «шапкозакидательским» мышлением, которая оказалась неспособна встроиться в новые реалии. И как долго новые реалии будут терпеть низкую эффективность «старой команды при новых руководителях», сказать не могу.

Необходимо возрождать принципы кадровой политики, которые были в Советском Союзе, когда шла работа по подбору и расстановке кадров на основе профессионализма и личных компетенций специалистов, с учетом опыта работы и личных достижений. Существовали определенные фильтры, специалист проходил определенные ступени, давалась оценка его работы на каждом уровне его карьерного роста. Существовали контроль за их работой и система персональной ответственности за полученные результаты.

Сегодня это все разрушено: и в кадровый резерв, и на высшие должностные ступени могут попасть люди без достаточного опыта, необходимой профессиональной подготовки и даже без профильного образования. Протекционизм и клановость по-прежнему имеют место, не смотря на присутствие в регионе Васильева.

– Что изменилось в сфере коррупции и коррупциогенности в республике, прежде всего в высших эшелонах власти?

– Мы, конечно, не сомневаемся, что Владимир Васильев хочет, чтобы снижалась теневая составляющая экономики, создавались благоприятные условия для бизнеса, улучшался инвестиционный климат в республике. Но это должны быть действительно реальные успехи, имеющие комплексный и системный характер, так как отдельные результаты пока не влияют на состояние предпринимательской среды и экономики в целом.

Кланово-коррупционная система продолжает успешно функционировать! У нас есть борьба с отдельными коррупционерами и «отжим» налогов. Но мы не видим реальных действий в системе управления регионом. У нас не могут исполнить бюджет по расходам. Но не столько коррупционная составляющая тормозит развитие бизнеса и инвестиционной активности, сколько политическая ситуация и гарантии со стороны правительства. При такой ситуации, никто из инвесторов не придет в Дагестан под любые обещания правительства. Наши дагестанские земли неликвидны, да и имущества у республики не так много. Инвестор хочет открытых правил игры и надеется на отсутствие рисков как общественно-политических, так и со стороны государства. В целом должна быть переформатирована сама система. Инвестору нужны 3-5 лет стабильности для окупаемости инвестиций. Безопасность строится на системной основе.

Эйфория по поводу задержания отдельных чиновников, подозреваемых в коррупции, прошла, и начались трудовые будни. Несмотря на то, что имеют место отдельные успехи в борьбе с отдельными коррупционерами, система не демонтирована и сохраняется.

– На Ваш взгляд, продолжают ли Глава Дагестана Владимир Васильев и его команда пользоваться такой же поддержкой населения, как и прежде?

– И мы видим, что «команда варягов», к сожалению, к нам пришла «пустая», пришли без идей, без инвесторов. Ледовые дворцы, колесо обозрения и килька в томате, это не идеи развития.

Постепенно нарастает социальное недовольство в связи с отсутствием существенных экономических результатов. Имеет место низкая управляемость ситуацией в регионе: управление осуществляется старой «командой», растет недоверие к новой команде управленцев («варягов»). Появилось разочарование от ожиданий связанных со сменой руководства.

Есть успехи в борьбе с коррупционерами, осуществляется наведение порядка в строительстве, увеличились налоговые поступления, есть некоторые изменения в кадровой политике. Не теряются деньги на молочные кухни, как при Абдулатипове, не пропадают отпускные учителей и учебники. При Васильеве большое внимание проблемам жизнедеятельности региона проявляют и федеральные структуры. Вырос бюджет Дагестана.

Однако республика находится по-прежнему в кризисном положении, нам мало приостановить падение и быть «стабильными в кризисе», признать нормой бедное или нищее население. Нужно выбираться из «ямы» и повысить благосостояние народа. А для этого нужна сильная экономика и уверенность в политической стабильности действующей команды.

Беседовал Ризван Раджабов